FLOOD TOWN

Объявление

http://s2.uploads.ru/GEfRm.jpg

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » FLOOD TOWN » ТВОРЧЕСТВО » Летописи сумрачной эпохи


Летописи сумрачной эпохи

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

Было это или не было? Что есть наша жизнь - песчинка в жерновах судьбы? Капля в море житейской суеты? Стебель, сгибающийся под ветром, но гордо встающий перед бурей? Или нечто большее? Разные мысли обуревали меня, когда я перелистывал пожелтевшие страницы своей хроники. Хроники первых дней познания этой удивительной страны, раскинувшейся под синим небом Адена. Мы в состоянии лишить себя боли об ушедших, но хотим ли мы их лишиться? Мы идем вперед, но помним об отставших. Мы склоняем голову перед погибшими мечтами, но ставим себе новые. Может ли чему-то научить старая хроника?
Как все начиналось...

"...На пыльном пригорке возле Глудио сидели двое – всегда сумрачный рыцарь Шилиен Shadless и гномиха Лизетта. Разговор шел о разных, порой увлекательных вещах – о локациях для спойла, о слабых сторонах големов, о вкусе крови сдобренной магическими заклятьями, о рассаднике убийц возле Диона. О разном... И появилась Мысль. И имя мысли было – КЛАН.
Эльф, с презрением относившийся к суетности бытия, вскоре забыл о посетившей его мысли, однако гномке идея создать клан казалась все более увлекательной. Не то чтобы она хотела возглавить этот клан (Лизетта как и Шед, со всей ответственностью относились к своему членству в клане Гринтаун), однако она решила внушить эту мысль своей сестре, только что получившей сертификат мастера-кузнеца. Молодая Шахтерка, едва разменяв двадцатый левел, в лоб задала сестре вопрос – представляет ли Лизетта, насколько сложную задачу она предлагает? Клан вести, это вам не трупы вскрывать. Нужны люди, нужно название, а главное – нужны идеи и деньги. Проще играть в одиночку, хоть и скучно. Шахтерка конечно более трезво смотрела на вещи, нежели сестра, однако и она не представляла ВЕСЬ клубок трудностей, свалившийся на ее голову в будущем.

С идеей и названием было тяжко. Гномы больше руками работают, чем головой, но и эта проблема была решена. Зачем нужен клан – ради денег, ради жажды власти, ради страха и силы? Зачем вообще люди приходят в виртуальный мир? Не для того ли, чтобы хоть немного достичь той свободы, которой не хватает в реале? Пренебречь условностями бытия и сыграть свою жизнь заново, по другому, интереснее? Так, как именно хочу Я, а не кто другой? Виртуальный мир наполнен живыми людьми. Здесь они – реальнее, чем в реале. Здесь они - именно то, что представляют, то какие они внутри. И сами люди делают свою виртуальную судьбу так, как велит им собственная душа – благородная, беспринципная, ленивая, халявная, компанейская, самоотверженная и т.д.

И родилось Слово. И Слово было Creatings – творящие. И была идея – МЫ САМИ ТВОРИМ СВОЮ СУДЬБУ. Осталось набрать тех, кто найдет в этой идее нечто свое, нечто родное и близкое. Тех, для кого кач и барыжничество – не являются всем смыслом виртуальной жизни. Тех, кто не просто подымается от левела к левелу, а живет в этом мире, творит, а не разрушает.

Первые опыты-собеседования... Первые результаты... Первый помощник... Никто не думал, что Пивич, человек с закрытым лицом убийцы и отдыхающий на площади Глудина после очередного заказа, станет первым стержнем и движителем новоиспеченного клана. Его тактическо-дипломатические способности, подкрепленные искусным шантажом и угрозой кинжала в случае разглашения, постепенно начали вовлекать в клан новых членов. Так к нам пришел задумчивый бишоп Мистик, забрела на огонек и осталась гномиха Мила, молча присел рядом орк Повер, обдумывая новое заклинание. Примчался, звеня доспехами, Вотан, всегда готовый к драке по поводу и без оного. Они приходили…

Были конечно и другие. Те, кто по разным причинам не смог найти себе место в клане. И лучник Юджин, и бишоп Невалящ, и спойлер Валя, и орк СоулКоссмо и другие. Иногда до нас доходят слухи об их деяниях, но это уже другая история.

И были валенки. Собственно это были не валенки, а скорее высокие галоши из кожи Саламандры. Но именно с этих галош, подаренных пробегающим магом, начала свое существование материальная база клана. Помнятся первые большие траты, когда Пивичу купили – о ужас! – хай Д легкую броню и кинжал. Помнятся финансовые потрясения, когда Юджин ушел и забрал с собой клановый лук за 200.000 аден, когда отдавались миллионы за повышение уровня клана, когда приобретались первые Ц сеты. Дни протекали за бесконечной ковкой и продажей сосок, за опросами абитуриентов, за постижением науки управления и пониманием своей полной безграмотности в этом вопросе. Но костяк был создан. И было событие, которое уже не давало Шахтерке возможности соскочить с пути развития клана, послать всех далеко по деревням и распустить всю теплую компанию. И «виновен» в этом был Мистик, который под маской ехидно-ленивого бишопа ухитрялся делать очень полезные вещи. Был создан Сайт Клана. И сборка костяка продолжилась с новой силой.

Разные были пути прихода в клан. Рыцарственного Драко подцепили в кратере Ивори, на полях Глудио встретили остроглазого лучника Тима (правда потом он переквалифицировался в спелхаулера), среди романтической картины кладбища Цеметери был встречен целеустремленный СанДевил, который и по сей день является путеводной звездой по мере повышения левела, на лугах Орена Шахтерка познакомилась с будущим искусным финансистом Мией, в кабаке Глудина нашли простодушного орка Гиса, который по причине неприятия сосок и врожденного топографического кретинизма заблудился где-то в долинах Warcraft.

Потом были новые идеи, новые споры, мучительные поиски решений, нахождение новых контактов, дружба с кланом Гринтаун... Была и катастрофа под названием Интерлюд, когда на полтора месяца Шахтерка не могла влиять на развитие клана. Может быть, это и к лучшему, думала она? Но гномов не пугают трудности. Трудностям можно дать молотом по темечку и идти дальше. И клан шел... 4 и 5 левел клана, первые осады и первые выговоры с занесением в личное дело, создание Академии, набор новых – Таха, Апатрид, Сон, Аввакум, Маза, Сласт, Ранета...Что было дальше? А дальше были ДОРОГИ СУДЬБЫ..."

0

2

"... И был день, когда криейты обернулись и взглянули на мир, и спросили: "А что же дальше?" И не понравились им ответы, ибо не сулили они что-нибудь хорошее. Мир давно уже был поделен между сильнейшими кланами и альянсами, и не было силы, противостоящей им, ибо велики были их жертвы в храмах Доната, и сильно было оружие, неправедным путем полученное. А покровители небес были слишком поглощены жертвоприношениями, чтобы продолжать улучшать мир Адена и судьбы существ, пребывающих в нем. И понял клан Creatings, что надо искать новые земли, чтобы праведному доставалась сила, а сильному - могущество. Долго блуждали криейты по миру, и нашли наконец зеленые долины в стране Crazy. Долины, свободные от храмов и богов Доната, открытые любому завоевателю, сумеющему победить и удержать добытое. И начал клан готовиться к перекочевке мир Crazy, но тут настал ВЕЛИКИЙ РАСКОЛ. Ибо не каждый мог расстаться с имуществом тяжело нажитым, с левелом высоким, с привычным миром и начать все с нуля. Захотели остаться многие достойные члены клана и не было силы, способной их уговорить последовать за остальными. Так остался в мире ворлда неугомонный Вотан, "наша консерва" Ромулин и его друзья Апатрид и Петрик, "высший" Сандевил. Остались и другие, и попытались они продолжить дело криейтов, ибо оставили соклане им все свое имущество и клановое хранилище, чтобы флаг Creatings продолжал реять в мире Ворлда.

И была потеря, когда ушла основательница клана Шахтерка с сестрой Лизеттой. Далекие старейшины призвали сестер в ледяные долины, ибо настало им время без помех продолжать дело обучения молодых гномов, не отвлекаясь на суетные дела внешнего мира. Тяжело было расставаться с привычными вещами, с дорогими ее сердцу сокланами, друзьями и помощниками, однако время пришло, и только сияние телепорта некоторое время отмечало то место, с которого Шахтерка ушла в другой мир.

И начался великий Исход. Много радужных надежд питали соклане на новый мир. Свободные замки, чистые земли, стада мобов - все это радовало глаза и сердце каждого криейта, ибо снова наш флаг засверкал над землей уже нового мира. Пришли и новые люди - пророк Эшпай, танцор Брайтстар, серебряный лучник Нагано - и новые воплощения - Джерси (Каена), Греймагистр (Драко), Фарагот (Семачка) и многие другие. И новый лидер Пивич пытался с кланом поднять силу криейтов на самый высокий уровень. Нищета постепенно преодолевалось, клан рос в лвл, а чары подымались все выше и выше. Завязывались новые контакты. Однако и здесь наступил момент, когда клан вдруг понял что фактически они застыли на месте. И начались вопросы и подозрения. И начались обиды и уходы. И начались обвинения. Великая Смута объяла клан криейтов. Задавались вопросы, на которые никто не отвечал. Ставились цели, которые почти не обсуждались. Требовались задания, которых не было.
Находились и люди, пытавшиеся стабилизировать положение клана, направить его в привычное русло, дать перспективы растерянным. Однако не было продуманности в сияющих прожектах, когда делались попытки за несколько дней сделать то, что другие кланы делали месяц. Не было организации, когда за поставленной целью следовала подготовка соклан к реализации этой цели. Не было мира в спорах. Не было того, кто бы возвысил свой голос и сказал "Я это сделаю и это сделают все". Не было того духа и той руки, к которой привык клан криейтов за время жизни на ворлде. И клан начал затухать. Кто-то занялся личным бизнесом, кто-то переоценив свои силы и сломавшись на трудностях, ушел в преуспевающие кланы. Кто-то вообще ушел в далекий мир реала. Каждый выбирал свою дорогу судьбы. И было принято решение о роспуске клана в мире Crazy.
Так была перевернута страница истории клана Creatings..."

Темный эльф отложил перо и вгляделся в последние руны письма. Эльф не знал, дойдет ли письмо до адресата в далеких ледяных долинах или клочок пергамента бесследно исчезнет на уже ставших опасными дорогах Адена. В любом случае, темный выполнил свой долг, описав то чему был свидетелем. Эльф поднял глаза. Стены гор были безжизненны, лишь вдалеке слышался свист крыльев бесчисленных Вирм и Горгулий. Над нависшими скалами поднималось зарево восходящей луны с "Глазом Эйнхазад". Эльф не любил ЭТОЙ луны, но следовало спешить, ибо ночью обострялось чувство ощущения опасности и точности удара, чувство, которое развивалось у темных рыцарей в храмах Шилиен. Эльф встал. Далеко за скалами виднелся кусочек входа в странную, кроваво-красного цвета пещеру. Все знали, там живет Антарас. Эльфу было рано туда, но он чувствовал, что придет время и он вернется сюда и зайдет в пещеру, чтобы с честью прославить имя Шилиен. Эльф свернул пергамент. Все что было нужно, он сделал. Теперь у него была только ЕГО дорого, и только ЕГО судьба, которую он творит. Восходила луна.... "

0

3

Маленький ШЕшка гуляться пошел,
Маленький ШЕшка рейд-босса нашел.
Как же мне, бедному, пати собрать,
Чтобы эРБэшку на дроп раскидать?

Тихо вокруг, академка молчит,
Где-то в вентрилу хай-левел бурчит.
Пусть же эРБэшка свой дроп бережет,
Спрячет и ждет, пока ШЕ подрастет.

0

4

Граннер
душевно..Ше прослезил...

0

5

Граннер, действительно хорошо) Очень...
А уж трепетное ШЕ... *роняет скупую ЕЕшную слезу, вспомнив на Векше суровую пати из лука, дестра, Ше и ЕЕ)))*

0

6

«РОЖДЕНИЕ»

Дождь…
Это все что приходило ему на память, когда он говорил «Дом».
Не храм Богини, смотрящей на рожденных и видевшей душу избранных для служения ей.
Не клубок черной звездной магии, струящийся на главной площади пещеры дроу.
Не узорные стены жилища, где он играл с безделушками, добытыми его отцом в бесчисленных битвах.
Дождь...
Дождь и пронизывающий холод каменных плит Школы.
Тот, кто придумал построить Школу без крыши – был гением. Открытое небо, такое неуютное для истинных дроу. Раздражающие капли дождя, стекающие под доспех. Теснота тяжелых стен, почти физически сдавливающих дух ослабших учеников.
Дождь… Холод… Теснота…
И смерть. Эльф прикрыл глаза. Скрип костей скелетов пока не был угрожающим. Нежить еще не учуяла среди них истинно живого…

«…
- Как думаешь, кем будет наш сын?
- А ты ему подсунь что-нибудь. Ну там игрушку или меч, - дроу мимолетно улыбнулся, - что схватит, тем и станет.
- Шед, ну как ты можешь так говорить?!
Эльфийка возмущенно посмотрела на мужа, державшего на коленях маленького Грани.
- Мы ж не людишки, чтобы верить дурацким приметам. Всем движет воля Матери нашей, Шиллиен. Так что…
Дроу перебил.
- Тогда зачем спрашиваешь? Ты знаешь - идет война, и место темного эльфа – сражаться рядом с братьями. Другого пути у нас просто нет.
Эльф помрачнел.
- После великого перехода, когда за нашими спинами захлопнулись порталы нашего мира, все что мы делаем – это копим силы и сосредотачиваемся. Слишком много монстров, слишком мало устойчивости в политических союзах. И слишком много соблазнов разом покончить с угрозой соседей, пока они окончательно не закрепились.
Шед бережно передал ребенка жене и встал.
- Воля Шиллиен священна, - сказал он уже в дверях, - но выбор есть всегда…»

Прошло 20 лет.
Тяжесть брони стала для Грани уже привычной, и не стесняла движений. Мать его, Джессайра, втайне желала ему стать одним из целителей, хотела уберечь его от пути прямых вооруженных стычек. Но Грани выбрал путь воина. Выбрал сам, как положено темному эльфу, как положено ученику. Только в рукопашной он ощущал радость битвы, только рукоятка меча давала опору на волнах боя, только запах крови, струящийся по клинку, говорил ему: «Ты еще жив!». Но Грани хотел большего.
…- Учитель, кем мне стать? Я не могу выбрать путь. Я не могу переступить порог, которого не понимаю.
- Так что тревожит тебя? Что мешает сделать выбор?
- Я знаю технику. Я прошел все испытания. Я выучил книгу Великого Агурто, но даже там я не нашел ответов.
- Грани, воля Матери Шиллиен осветит твой путь. Твое тело – лишь сосуд. Будь терпелив и сосуд наполнится. Верь – и Шиллиен откроет тебе свой замысел.
- Учитель, - эльф опустил глаза перед Тетрархом, - в Глудине один человек кричал мне что мы не имеем своей силы, позволяя Богам творить свою судьбу. Что мы слабы. Он спрашивал, чем мы отличаемся от животных, ведомых на убой? Я убил его, но…
Грани запнулся.
- Продолжай, - взгляд Тетрарха стал подобен пронизывающей стали.
- Я убил его... но вопрос - остался.
- Грани, вопрос выбора и воли Богов слишком велик для тебя. Ты поймешь его, но позднее. Что касается людей, то они чувствуют свою ущербность, поэтому их развитие лишено гармонии. Они метаются из крайности в крайность, меняют профессии, пытаясь найти Самую сильную, Самую мощную, Самую нужную. Кичась своей крутостью, они не чувствуют удовлетворения от прожитого. Мня себя повелителями своей судьбы, не ведают, что сами ее же и  разрушают.
- И что мне делать, Учитель?
Минутное молчание, казалось, высасывало из эльфа всю кровь. Хотя, зная познания Тетрарха в магии, это могло быть и на самом деле.
- Я вижу, что ты готов. Иди в Школу темных искусств. Там ты узнаешь, кто ты…»

Холод камня заледенил тело. Хруст на мгновение прекратился, и эльф открыл глаза. Так и есть, один из скелетов заинтересовался фигурой, подобно железной статуе, застывшей на полу второго этажа Школы. Эльф ждал, пока скелет не добежит вплотную. Кувырок назад, перехват рукоятей на терцию. Все как по учебнику. Выпад на колено, укол, перехват. Выпад, двойной укол. Все.
Кучка костей. И снова железная статуя застыла в ожидании жертвы.

« - Почему именно Школа?
- Там много нежити, мало пространства и неприятное для нас небо… Разве ты плохо читал книгу Агурто? Что отличает нас от бойцов других рас? Ты должен научиться сохранять спокойствие посреди бури, тишину посреди грома, изящество посреди грубости. Воины орков подобны скале, обрушивающей камни в океан. Бойцы людей  - апологеты безудержной ярости. Лишь воители Перворожденные очень похожи на нас. Твое оружие должно разить с силой земного пламени, движения подобны ветру, а дух твой сохранять покой в самой гуще битвы, даже если жизни тебе осталось на один удар. Школа – лучшее место для развития этих навыков».

Эльф встал. Скелетов было слишком мало, чтобы ощутить то, о чем говорил учитель. Надо было спускаться ниже, в залы, откуда доносился свист крыльев.

« - Эй, ты че придуриваешься?
- Я??
- Ну да. Понятно конечно, я тупой орк, гааа, и все такое. Но если бить, то надо бить, а не вытанцовывать тут всяки эльфийские глупости.
Эльф глянул на орка, составлявшего ему компанию на болотах Крумы. Нет, орк не насмехается. Действительно, с недавних пор Грани ощущал какую-то легкость в теле во время битвы. Отточенные упражнениями мышцы приобрели возможность двигаться не только стремительно, но и как то иначе, по другому.
- А что, зеленый, тебе не нравится?
- Клянусь угольками Паагрио, это даже красиво, местами. Но мы тут не на лужайке пляшем. Зазеваешься, и сдохнешь. А я съем твои уши, гааааа….»

Удар, свист крыла приближающегося суккуба, треск доспеха. Удар, перекат, перехват… Мимо! Еще один скелет. Сколько же их тут?! Магия центрального зала возрождала монстров практически без перерыва. Выпад, обратный перехват клинков, двойной удар. О Мать Шиллиен! Тут не выйти! Через зал не пробиться, в окно не выскочишь – там пауки, не истечешь кровью – падешь от яда. Удар, удар, удар! Темнота в глазах. Темнота?! Нет, это сгущается мрак в центре круглого зала. Возрождается Королева Суккубов! Спокойно, спокойно, эльф!! Еще я руковожу этим телом, я! Я!! Удар, перехват, вампирский прием… Ааа… больно, но уже все равно. Умереть тут – не страшно. Удар, удар, снова удар… Что со мной? Что это за сияние? Черное сияние? Стало трудно двигаться, осколки скелетов и останки суккубов уже не успевают растворяться. Эльф на мгновение закрыл глаза. И ослеп. Перед ним, в черном свете промелькнуло прекрасное лицо. Неизвестный ранее экстаз наполнил уставшее тело. Не открывая глаз, эльф разрубил ближайший скелет, концом клинка нанес кровоточащую рану суккубу. Чувствуя дыхание невиданной силы, Грани сделал несколько движений. Да! Монстры застыли в недоумении. Нежить и Королева суккубов никогда не видели, чтобы живой танцевал, за мгновение до смерти. Эльф открыл глаза. Божественная сила боевого танца не покинула его. Клинки засвистели как ветер, круша кости и заливая проклятой кровью плиты зала. Дроу прянул в прыжке, двумя клинками достал Королеву. Не глядя, рубанул неуверенно пятящегося скелета. Кувырок, и эльф уже на лестнице, вне опасности. Он победил. Он понял, какую судьбу ему приготовила Шиллиен.

«- Кто ты, ученик?
- Я – Танцор клинков, Учитель.
- Ты познал себя, Грани. Познал выбор и волю Богини. Но помни, что у клинка свой путь, а у тебя – свой»

В глубине земной тьмы, где черное небо смыкается с мраком смерти, где отринутая сущность ждала отмщения, вспыхнула новая звезда. У Шиллиен появился еще один хранитель.

0

7

Хех, Грани.. А я не выбирал) Я просто следовал за светом)

0

8

CREATING
  "СОЗДАНИЕ"

CREATING
  "СОТВОРЕНИЕ"

CREATING
  "СОЗДАНИЯ"

CREATING
  "СОТВОРЕННОСТИ"

CREATING
  "СОТВОРЕНИЯ"

0

9

От маленькой гномки в позе "руки в боки" буквально сыпали искры гнева.
- Скот, разгильдяй, мотила, старый развратник, бестолочь!...
- Ну что я такого сделал, внучка? ну подумаешь...
- Что сделал?! Что сделал!!! Плешь проел, разум высосал, руки только бутылку держать умеют! Кто ты есть теперь?! Что молчишь, старая развалина?!!
- Ну я... ну это, типа...
- Типа дурак! Что скажет владетель Шеидре, когда узнает, что ты пропил  весь задаток, а задание не сделал?! Себя под имперский монастырь подводишь, так хрен с тобой. А я-то тут при чем? Осада идет, я в подземельях корячусь, а ты?  Шеидре, как узнает, из тебя все жилы повытягивает. На арбалеты как раз сгодишься.
       Крик стоял вот уже добрые четверть часа, и не будь Аден под обстрелом вражеской армии, у калитки уже собралась бы толпа любопытных, чтобы посмотреть - за что ругает маленькая Лизетта своего деда. Старый, в свое время прославленный кузнец уже до того впал в маразм, что из всех радостей жизни помнил только сладостные бутылки горячительного пойла, которое ему по дружбе варил орк Гис, из таверны "Под воротами". Кузня уже давно была заперта на замок, манускрипты и чертежи свалены, для надежности, в сундук (чтоб не подпалил случаем), и только внучка Лизетта, неутомимая Собирательница, еще поддерживала их дом в достойном виде, а репутацию ДедушкиАУ - на уровне знатока кузнечных дел, отошедшего  от практики, по возрасту. И вправду, Дед был великим умельцем и мог в два счета понять, как делать заказанную вещь, и из чего. Правда такие приступы ясновидения наступали в период пошлой трезвости, когда внучка запирала все бутылки под ключ, а последнюю держала на виду  для стимула, чтоб работалось быстрее.
        Но пришло время, когда отработанная схема сдала сбой. Аден попал под осаду (дело житейское), однако на этот раз некроманты и маги дроу, на стороне противника, стали творить нечто несусветное. Серая пелена затянуло стены до самых бойниц. Птицы владетеля, чувствительные к магии, передохли в один час. Маги и колдуны аденской армии ощущали великое напряжение в Силе. Готовилось нечто ужасное. Вопрос только один - что именно?
       На разведку посылались группы и одиночки-добровольцы. Возвращались не все, однако из рапортов вернувшихся никто не мог вычленить нечто связное. Пробовали посылать разведчиков по воздуху - виверны отказывались погружаться в серое марево. Совет Адена послал когорту гвардейцев на разведку боем, с единственным заданием - "выявить то, что не подходит под обычные военные действия или известную магию". Отряд самоубийц вихрем пронесся по лагерю противника, скосил более сотни полуодетых тел, разгромил несколько шатров и даже успел зацепить обоз, прежде чем подоспевшие вражеские рыцари вынудили отряд вернуться обратно.
        Капитан Хоуни положил перед Шеидре несколько клочков окровавленной бумаги.
- Что это?
- Владетель, один из гвардейцев вырвал это у человека, в одном из шатров. Человек был похож на книжника, и он пытался проглотить бумаги. Это не просто записи, тут много цифр. Я подумал, что это может быть важно.
- Больше ничего необычного не заметили?
- Нет, господин.
- Спасибо, Хоуни. Можешь идти. Мы разберемся, что с этим делать.
       Шеидре вздохнул. Несколько клочков бумаги. Цифры, линии. Какое это отношение имеет к осаде замка? Может это вообще какие-то личные записи? Надо собрать знатоков. И продолжать держаться. И ожидать помощи извне.
      Гномы и маги всю ночь разбирали обрывки записей, но безрезультатно. Это не было похоже на оружие или броню, маги фыркали на предположения о каких-либо магических изобретениях. В одном месте была руна "воздух". И все. Разведка оказалась бессмысленной. И тогда вспомнили о Деде.
       Шеидре лично посетил дом Лизетты, и ошалевшая гномка поклялась что они с Дедом сделают все возможное чтобы решить до вечера эту задачку. Проблема заключалась в том, что где-то через час стража обнаружила подкоп возле одной из стен города, и гномы, в том числе Лизетта, ринулись в подземелья проводить контршурфы. Когда же уставшая внучка вернулась домой, то обнаружила встельку поддавшего Деда и разбросанные по углам клочки бумаги. И тут хлынуло. Когда Дед осознал весь ужас положения, то даже близость знакомой бутылки не смогла заслонить призрак Ледяной кувалды, любимого оружия внучки, которым она сейчас многозначительно постукивала о пол. Полчаса старый кузнец вглядывался в запачканные каракули, морщил лоб и судорожно сглатывал. Однако когда он высказал свою мысль Лизетте, то та, в изумлении, даже не смогла помешать деду сцапать бутылку прямо у нее из-под руки.
        Вечером доверенное лицо владетеля, некто Тарр, начальник имперской разведки, поинтересовался – удалось ли разобраться с записями. Лизетта с трудом выдавила:
- Это аппарат для путешествия по воздуху!
- Вы уверены, милейшая? Ошибки в таком случае быть не должно.
          Тарр покосился на ДедушкуАУ, блаженно присосавшегося к бутылке. Дед был счастлив. Тарр хмыкнул.
- Известно ли гномке, что 20 лет назад один умелец тоже считал, что изобрел аппарат для путешествий по воздуху. По правилам Адена, изобретатели сами демонстрируют свои поделки.
           Лизетта молчала. Да, ей рассказывали, что останки бедняги пришлось счищать с крепостного контрфорса, ста футами ниже того места, где изобретатель начал свой «полет». Но другого ответа она дать не могла.
- Да, он уверен что это именно часть аппарата для полетов по воздуху, что то вроде крыльев, но нужно время, ведь здесь только часть чертежа.
           Начальник разведки размышлял. Наконец он решился.
- Времени нет. Еще немного, и Аден падет. Если вы уверены, что вы правы – приступайте к постройке. Ресурсы Адена – в вашем распоряжении. Нам очень нужно узнать, ЧТО происходит за стенами. И если ваш аппарат сработает, то город может быть спасен. Но если вы неправы… Перспектива вам ясна? Я повторю – вы уверены?
          Лизетта молчала, только бросила короткий взгляд на деда. О, Мафр, что же ответить? Как будто чувствуя ее колебания, ДедушкаАУ громогласно взревел: - Клянусь бородой, это истина!
            Тарр сдержал слово. Уже через час к домику Лизетты потянулись знакомые гномы, поставщики и ремесленники. Собрав всех, кого могла, Лизетта экстренно отрезвила деда и началась работа. Странное дело, то ли старые навыки, то ли приступ долголетнего синдрома «Я лучше всех вас!», но Дедушка будто проснулся от многолетней спячки. Его коллеги по цеху, такие же заслуженные мастера, только качали головой и бурчали про себя: «Опять эта скотина права». Работа закипела, даже несмотря на то что дед, по ошибке, использовал одну из бумажек по назначению, не забыв при этом ее помять. Часы летели как угорелые, двор был завален строительным хламом… а на дворике прямо перед кузницей вырастало НЕЧТО.
Ничего не выражавший взгляд Шеидре буквально леденил Лизетту.
- И ЭТО – летает?
- Теоретически должно быть, - вздохнул один старый гном из числа мастеров, - но практически тайна сия непознаваема есть, надо пробовать.
- И в чем проблема?
- Страшно, - признался гном, - Деду нельзя, он старый и не справится с управлением, а внучка его маловата по весу, там все рассчитано. А больше никто не хочет.
- Ну разумеется. - владетель повернулся к толпе, - Значит так, почтенные гномы. Поскольку изобретатели не в состоянии опробовать это изделие, предлагаю вам выбрать испытателя из вас. Времени на выбор – полчаса, иначе кандидатуру назову я сам.
Толпа загудела. Улочка потонула в дебатах. Ор стоял такой, что в окрестностях залаяли все цепные собаки. Прошло полчаса. Тарр вышел вперед.
- Время истекло. Как вижу, желания спасти город у вас нет, - гномы смотрели в землю, - поэтому по приказу лорда Шеидре, назначаю …
- Твою мать, эта шлюха забрала у меня два золотых! Ёпт.. поймаю, уррою суку!
        По улочке, цепляясь мечами за покосившиеся оградки, шел темный эльф в тяжелой броне. Замысловатые кренделя, которые дроу выписывал по земле, выдавали крайнюю степень подпития. Это было неудивительно, ибо Шеда, бывшего храмовника Шилиен, изнанного за какое-то преступление, всегда видели только в двух состояниях – когда он в отключке валялся под скамьями таверны, либо когда вот так, являл миру свое раздражение, трахался, пил, общался, даже виртуозно дрался. Пофигист был отменный, и гномы оживленно загудели. Один из них ринулся к Шеидре.
- Господин, смотри, вот кто согласится помочь вам в столь опасном деле.
Лорд презрительно скривился.
- Сваливаешь смерть на другого, гном?
- Да у него все получится, господин, он удачливый. Вдруг и тут выкатит?
Напряженная тишина нарушалась только звяканьем доспехов эльфа и его похмельным дыханием, от которого мутилось в голове даже у собак.
- Хорошо, разъясните дроу, что он должен делать и приступайте.
        Гном приступили. Они не ошиблись. Шед был как раз в том состоянии, когда все кажется невероятно легким, тем более что гномы посулили некоторую сумму. Через полчаса, на крепостной стене собралась внушительная толпа, рассматривающее сооружение, под которым был буквально «упакован» эльф. Мечи он оставил на хранение Лизетты, но броню так и не снял, отчего был похож на темного жука с большим треугольным крылом. Лизетта и один из гномов пытались вдолбить в эльфа начатки управления, однако по остекленевшему взгляду не было понятно – понимает ли тот что-нибудь или уже в отключке. Правда, рычаги особых рулей Шед держал достаточно уверенно.
Шеидре махнул рукой. – Приступайте.
Гном возле стены услышал легкое бормотание эльфа:
        - Мой рок ведет меня. Мать Шилиен, укажи мой путь.
        И эльф прыгнул со стены.
        Толпа ринулась к бойницам, пытаясь разглядеть происходящее. Вздох облегчения прозвучал как порыв ветра: треугольное крыло с жуком через несколько секунд взмыло на уровень стен, и начало плавно снижаться в серое марево магической завесы. Толпа наблюдателей застыла. Мгновенья ожидания потянулись неимоверно долго. Самые чуткие вдруг услышали с земли крики, кажется крики изумления, потом марево колыхнулось.
Посреди клубов серого дыма возникли несколько ярких пятен.
- Стреляют магией. Не зацепило бы его там.
- Он уже в руках богов.
- Все еще палят, значит – жив.
- Видите, пелена колышется.
- Уже нет.. Мафр, что же там происходит?
       Пелена вдруг стала закручиваться в одном месте. Опа, на миг там промелькнули очертания крыла! Толпа загалдела. Вылетит – не вылетит? Вылетел! Как подбитая птица, один край крыла горел, аппарат тряхало и вертело. Шед направлял крыло к стене, но вслед ему неслись заряды магии и редкие стрелы, долетавшие на такую высоту. Стреляли уже наугад, но до спасительной стены было очень далеко.
-Ааааах!!!
       Один из сгустков магии ударил по другому краю крыла, и аппарат закувыркало. Полет стал неуправляем. Жить Шеду оставалось несколько секунд, чтобы долететь до земли. Но боги оказали сегодня маленькую услугу. Порыв ветра буквально вытолкнул разваливающееся крыло на уровень последних бойниц. Навстречу бросились крюки, канаты, просто руки… Шеда, всего в копоти и непрерывно ругающегося, успели втащить. Остатки аппарата рухнули обратно в пропасть.
       Шатающегося эльфа подвели к лорду. Обломки крыла, все еще прикрепленные к доспеху, напоминали маленькие крылышки. Помятую латную рукавицу Шед с удовольствием отломал и бросил прямо перед Шеидре. – В следующий раз летайте сами.
- Ты что-нибудь увидел там?
- Мой рок не оканчивается здесь. Да, лорд, я увидел, что замышляет эта армия. Нам нужно поговорить.
- Конечно.
       Шеидре со свитой и Шед, отправились к замку. Сияющая Лизетта и гномьи мастера наперебой стали обсуждать случившееся.
        Осада была снята. Никто не знает, ЧТО увидел Шед и о чем поведал Шеидре. Армия противника ушла, остатки чертежа аппарата куда-то запропастились (Лизетта не без основания подозревала в этом начальника имперской разведки Тарра). Шед ушел на очередную войнушку, то ли с проститутками, то ли с личами из близлежащих катакомб. И ничто не напоминало о подвиге дроу и о гениальном решении старого кузнеца. Только один гном решил увековечить это событие. Отныне, в честь летательного аппарата и его испытателя, на всех своих тяжелых доспехах гном-кузнец ковал маленькие крылышки. Некоторые кузнецы подхватили идею и начали прилаживать подобные крылышки и на другую броню. Практичные же (и завистливые к чужой славе) люди не делали этого, однако творческая задумка все же стала неким эталоном. Так родился дизайн латного доспеха Рока (Doom Plate Heave).

0

10

С великим интересом жду продолжения летописей.

0

11

дууушевно...

0


Вы здесь » FLOOD TOWN » ТВОРЧЕСТВО » Летописи сумрачной эпохи